News Politics

Новости политики и аналитика

Внешняя политика Путина

Author: Комментариев нет

Путин умеет делать шаги, которые вызывают противоположные толкования, да еще с бурными спорами, переходящими в виртуальные и реальные драки между приверженцами разных версий.

Вот и реакция высшего руководства России на очередной дипломатический демарш США в виде сокращения количества генконсульств и изъятия российской дипсобственности вызвала, противоречивую реакцию.

Намерение обратиться в суд и прозрачное предупреждение о возможности еще одного масштабного сокращения (более чем на треть — 155 из 455) дипкорпуса США в России выглядят откровенно слабым ответом для многих.

Правда, после недавнего уменьшения на сотни сотрудников штата американского посольского состава нет никаких сомнений, что это не пустые слова, и Москва абсолютно способна сделать этот шаг, что, без сомнения, уже заставило нервничать многих работников Госдепартамента и особых ведомств, работающих под дипломатическим прикрытием, чьи карьеры ныне подвешены на волоске Кремлем.

Про эффективность выполнения возложенных на посольство функций и говорить не приходится. Американцам справиться бы с перекройкой штатного расписания от предыдущего радикального сокращения, а на горизонте теперь замаячило новое урезание.

Фактически Путин в очередной раз демонстрирует уже привычную — но по-прежнему впечатляющую со стороны — мягкую, неторопливую и неотвратимую тактику боя.

Отказавшись в конце 2016 года от немедленного и стандартного зеркального ответа на высылку российских дипломатов, Кремль пошел на нарушение, по сути, базовых правил дипломатического взаимодействия. Подобный шаг, безусловно, стоит рассматривать в контексте глобальной геополитической трансформации, в котором перестают на наших глазах действовать казавшиеся незыблемыми нормы и правила.

Неудивительно, что Запад столь раздражен подходом России к международным отношениям. Если к США, ведущим себя на международной арене как слон в посудной лавке, все более-менее приспособились, то гибкость Москвы, которая тоже нарушает правила, но при этом явно руководствуется логикой, которую никак не могут уловить на той стороне, способна бесить — и пугать — до крайности.

Что же касается слабости позиции Москвы, мнимой или реальной, то все познается в сравнении.

Вот уже который месяц Штаты ужесточают свою риторику, грозя всеми возможными карами, в отношении Северной Кореи. В ответ на это, откровенно в насмешку, Пхеньян устраивает испытания и запускает ракеты — и чем дальше, тем более жалко выглядит в глазах мира Вашингтон, не рискующий по своей давней привычке призвать к военному ответу маленькую, бедную, но очень зубастую страну. Если так пойдет и дальше, Ким Чен Ын сделает из Штатов просто посмешище.

Кстати, тут Вашингтон попал в ловушку, похожую — правда, куда более опасную — на ту, что он расставил с дипскандалом России. Чем жестче и громче риторика, тем выше ожидания решительных действий, а если они не последуют, это будет означать потерю лица. Если же Штаты все-таки решатся призвать к ответу демонстративно издевающуюся над ними КНДР, то для них же самих это будет означать настолько катастрофические последствия, что вероятность подобного развития событий все-таки невелика. Здравый смысл в Белом доме, на Капитолийском холме и в Пентагоне до такой степени еще не утрачен — во всяком случае, хочется на это надеяться.

Россия же никому не угрожает (просто предупреждает), не использует пафосную красочную лексику для обещаний того, что она сделает. Вот только прямо в данный момент на финишную прямую вышел процесс прорыва четырехлетней блокады Дейр-эз-Зора, а это знаменует собой окончательное поражение США в сирийском кризисе. Кстати, этот момент Путин прокомментировал: скромно сказав, что ситуация «развивается в пользу правительственных сил». В подобных ситуациях громкие слова не нужны, поскольку реальность говорит сама за себя.

Главное, чему Кремль научился за период испытаний, выпавших стране за последние два с половиной десятилетия — это отсутствие страха занять слабую позицию.

Внешняя политика Путина

Путин понятен. И дело не в том, что он не сделал то и не сделал это. Может, и хорошо, что не сделал. Главное в том, что всё не сделанное постепенно делается естественным ходом событий.

Путин не подталкивает события, он за ними следует. Встречает и перенаправляет. Подставляя более сильному врагу в процессе его движения локти, колени и всякие другие острые места. Кажется, что он ничего не делает и отдаёт инициативу. Но получается, что враг в итоге бьёт себя сам. Все боевые искусства построены именно на принципе «от обороны» — намного более сильный враг начинает и проигрывает.

Первыми начинают только в спорте. В войне и драке начать позволяют врагу. Враг начинает первым — но заканчивает последним. После чего падает мёртвым. Потому настоящий, «неспортивный» винчун — это школа убийства, а не благородное испытание смелости и ловкости. Он ждёт атаки врага, от неё строит противодействие и потому абсолютно несмотрибелен — там ничего не видно и всё мгновенно заканчивается.

С первых секунд нападающий получает сломанные руки, выбитые глаза, перебитую гортань и сломанные колени. Он сам создаёт для этого условия, подавая свои конечности обороняющемуся. Потому и нет соревнований по этому стилю, а если есть, то эта карикатура на бой проигрывает спортивному боксу, ибо тут винчун кончается. Невозможно главное — строить действие от действий противника. И тем самым его разрушать. Атакующий винчунгист — это боксёр или каратист, но не винчунгист. Винчун строится на контратаке. Но для этого враг должен «сделать подачу», напасть. После чего с честью погибнуть.

Золоте правило КГБ. Путин НЕ ДЕЙСТВУЕТ до тех пор, пока не начать действие уже нельзя. Не начинает, когда можно, а начинает, когда не начать нельзя. Разница принципиальная. В результате действие совершается на 80% под собственной силой элементов системы, а не под силой, прилагаемой Путиным извне.

Советский ас Александр Покрышкин начинал стрельбу с 50-ти метров. Когда инструкции предписывали начинать с двухсот. То есть с двухсот уже было можно. Многие начинали — и промахивались. Рассеивание и всё прочее. Покрышкин начинал с 50-ти. Редко когда со ста. Можно сказать, бездействовал в стрельбе до критического момента риска столкновения. Потому его атака длилась секунды и всегда самолёт врага разлетался на куски. Сразу. Потому что он стрелял не тогда, когда можно, а тогда, когда не стрелять уже нельзя.

Путин так действует в политике. Его почерк стал почерком политического аса. Выигрышный стиль поведения Путина можно описывать в учебниках политической тактики и копировать его преемникам. Как лётчики копировали действия Покрышкина.

Пример — сейчас идёт шум в сети, что США лишают Сбербанк и ВТБ денег на финансирование ВПК. То есть банки брали деньги на Западе через торговлю гособлигациями и КРЕДИТОВАЛИ наш ВПК. Зарабатывая на этом кучу бабла. Теперь амеры перекрывают лавочку. Низкий им за это поклон. Они спровоцировали кризис заточенной на них системы. Банки усохнут, а система начнёт меняться.

Ибо Сталин вполне финансировал ВПК без коммерческих банков. Из совершенно других источников.

Путин поставил задачу — создать госбанк для финансирования ВПК или давать деньги прямо из бюджета.

1. Механизм финансирования ВПК не прекратится, а изменит форму и станет более защищённым от внешнего врага.
2. Коррупционная составляющая уменьшится.
3. Пятая колонна ослабнет.
4. Возникнет толчок к изменению всей финансовой системы в сторону её суверенизации.
5. Запустится механизм суверенизации элит.

Начни Путин толкать систему в эту сторону раньше — он получил бы сопротивление, бардак и саботаж, в чём обвинили бы его, а не исполнителей. Сейчас это решение идёт САМО как очевидная необходимость.

И так во всём. Накапливается ряд событий, которые неизбежно запускают трансформацию системы в нужную сторону. Путин просто своим присутствием обеспечивает непрерывность процесса изменения прогнившей системы наименее конфликтным способом. Уберите Путина — и процесс прервётся. Путин его не подталкивает — он просто его охраняет.

Предыдущая статья

Сталинизм

Следующая статья

Миротворцы на Донбассе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *