News Politics

Политическая ситуация в мире и аналитика событий

Стивен Коэн о России

Author: 5 комментариев

Многие русские, политическая элита, образованный средний класс и обычные граждане, верят в то, что США на протяжении 25 лет «вели войну против России».

И они верят в это по понятным причинам, считает американский историк Стивен Коэн. Американские обозреватели приписывают такие взгляды «кремлёвской пропаганде». Влияет СМИ и телевидение.

Российские телевизионные репортажи и комментарии к ним не менее политизированы, чем американские. При этом элита и средний класс России информированы не хуже и настроены не менее критически, чем элита и средний класс США.

У русских больше доступа к ежедневным американским новостям и мнениям — от кабельного и спутникового телевидения, финансируемых США русскоязычных вещаний, интернет-сайтов и до российских сайтов, которые ежедневно переводят множество статей американских СМИ на русский язык. Как правило, утверждает Коэн, многие русские гораздо лучше информированы о политике Вашингтона, чем американцы в отношении политики Москвы.

Стивен Коэн о России

Прежде всего, русские считают, что вся политика США в отношении постсоветской России с начала 1990-х годов — это история обещаний и заверений, данных Москве Вашингтоном и впоследствии нарушенных. Коэн кратко перечисляет основные примеры.

Когда президенты Рональд Рейган и Джордж Буш — старший обсуждали с последним лидером СССР Михаилом Горбачёвым окончание холодной войны, было сделано заявление, что в этой войне «не будет проигравших — только победители». Но в 1992 году во время избирательной кампании Буш внезапно заявил: «Мы победили в холодной войне», из чего следовало, что постсоветскую Россию следует рассматривать как побеждённого противника, как Германию и Японию после Второй мировой войны. Для многих русских и, конечно же, для самого Горбачёва это было первое предательство США.

В течение следующих восьми лет администрация Клинтона основывала свою политику в отношении России на этом «триумфалистском постулате» и игнорировала то, как эта политика воспринималась в России или что она могла предвещать. В «шоковой терапии», проведённой в отношении России президентом Борисом Ельциным и оставившей экономику страны в катастрофическом состоянии, виноват в первую очередь сам Ельцин, но на этой «драконовской политике» решительно настаивал Вашингтон, который её и финансировал.

Как отмечает Стивен Коэн, из-за этого Россия чуть не оказалась в руинах — глубочайшая экономическая депрессия, расслоение высококвалифицированного советского среднего класса, массовая нищета, снижение ожидаемой продолжительности жизни, укрепление олигархической элиты, разграбление богатства России и многое другое.

Было также вопиющее вмешательство США в российскую политику, особенно при переизбрании Ельцина в 1996 году. Администрация Клинтона финансировала кампанию Ельцина, предоставляя миллиардные кредиты через международные агентства, а также отправила в Москву команду американских экспертов, которые давали Ельцину советы по увеличению его шансов на переизбрание. Учитывая то, что американские «советники» обосновались в Москве и распространились по всей стране в 1990-х годах, неудивительно, что многие русские считали, что они были побеждены, оккупированы и разграблены иностранной державой.

В 1990 году, в обмен на согласие Горбачёва на присоединение Германии к НАТО, все крупные державы, а также первая администрация Буша пообещали, что НАТО «ни на дюйм не будет расширяться на восток». Многие американские представители позже отрицали, что такое обещание было сделано, или заявляли, что Горбачёв всё неправильно понял. Но недавно опубликованные Архивом национальной безопасности в Вашингтоне документы подтверждают, что многие западные лидеры, в том числе американские, неоднократно давали такие гарантии.

Позже в 1999 году Клинтон ясно дал понять, что расширение НАТО — это вопрос военной политики. В течение трёх месяцев военные самолёты НАТО бомбили крошечную Сербию — союзника России и фактически аннексировали провинцию Косово. Приезжая с визитами в Москву в то время, Коэн видел в лицах русских ясно выраженные шок, смятение и гнев, а также осознание ещё одного предательства со стороны США.

Администрация Джорджа Буша — младшего продолжила подход «победитель получает всё» в отношении постсоветской России. Россия больше, чем любой член НАТО, помогла Соединённым Штатам в войне против талибов в Афганистане после событий 11 сентября. В свою очередь Путин ожидал настоящего российско-американского партнёрства. Вместо этого Буш возобновил вмешательство в российскую политику под предлогом «продвижения демократии», а также продолжил расширение НАТО на восток и в одностороннем порядке вышел из Договора об ограничении систем противоракетной обороны.

Барак Обама занял пост президента, обещая «новую эру американской дипломатии», но его подход к России ничем не отличался и был, возможно, «даже более военизированным и навязчивым», чем у его предшественников. Во время непродолжительной «перезагрузки» отношений с Кремлём при президенте Дмитрии Медведеве вице-президент США Джозеф Байден заявил московской общественности, а затем и самому Путину, что Путину не следует возвращаться на пост президента.

Стивен Коэн о России

Таким образом, Обама и Байден пытались «вступить в сговор» с Медведевым против Путина. Ещё одним актом «вмешательства» США, как отмечает Стивен Коэн, можно считать избранную администрацией и, в частности, госсекретарём Хиллари Клинтон политику «продвижения демократии», которая заключалась в негативных высказываниях о последующих парламентских и президентских выборах в России.

К 2011 году администрация США предала избранного ими российского партнёра в лице Медведева, нарушив обещание не использовать резолюцию Совета Безопасности ООН для того, чтобы сместить ливийского лидера Каддафи. Между тем Обама, как и его предшественники, всё больше и больше расширял НАТО и в конечном итоге приблизил альянс к границам России.

Учитывая эту историю, «роковые события» в Киеве в 2014 году кажутся «почти неизбежными». Эти события привели к крайне милитаризированной новой холодной войне, которая теперь угрожает американской и международной безопасности. США и здесь нарушили собственное обещание.

Обама заверил Путина в том, что он поддерживает перемирие между Януковичем и уличными протестующими. Через несколько часов протестующие направились к официальной резиденции Януковича, и он сбежал, уступив поддерживаемому США жёсткому антирусскому режиму, находящемуся сейчас у власти. Барак Обама не стал устанавливать с Россией реальные дипломатические отношения. Он неоднократно отказывался от предложений Москвы по сотрудничеству в Сирии и вскоре покинул свой пост, введя новые санкции против России.



Именно через призму 25-летней истории отношений между США и постсоветской Россией многие русские воспринимают значение расследования связей администрации Дональда Трампа с Россией, которым так одержимы американские СМИ. Выдуманная история об этих связях нацелена на то, чтобы не дать Трампу прекратить длительную «войну против России». Поэтому, например, когда влиятельные американские СМИ заявляют о «предательской» дипломатии Трампа в отношении Путина по вопросам Сирии и терроризма, русские видят подтверждение своим предположениям.

В заключение Коэн призывает американцев самостоятельно решать, правильное ли у русских восприятие политики США или нет. Иными словами, действительно ли Путин является «агрессором», каким его почти единогласно представляют американские СМИ, или всё-таки он — лидер, реагирующий на многолетнюю «войну США против России». Если русские неправильно воспринимают американские намерения, не дал ли им повод Вашингтон?

В любом случае, когда нация считает, что на неё нападают, — особенно нация с такой историей, как у России, — отношения с ней становятся «всё более опасными». Существует, по словам Коэна, одна аномалия: Путин — почти единственный из высокопоставленных лиц России, кто редко говорит о «войне США против России» — если вообще о ней говорит.

Предыдущая статья

Национальная идея современной России

Следующая статья

Год ввода в эксплуатацию МЭСМ

5 комментариев

  1. Абсолютно согласен. Мы сейчас наблюдаем мутацию политического сознания у ряда ведущих игроков в политическом пространстве.

  2. По его словам, в последнее время заявления о российской угрозе можно услышать в США каждый день, и он считает, что это стало «признанной реальностью».

    1. Однако, с точки зрения политолога, Россия все еще не входит даже в пятерку главных угроз для США. Об этом он тоже заявил, на передаче Джона Бэтчелора.

  3. Второй по значимости угрозой США он называет демонизацию Владимира Путина, которая, не имеет и не имел аналогов во всем мире и в истории.

    1. Да, и в продолжении данной речи он так же увреял, что ни одного советского или постсоветского лидера не очерняли так яростно и необоснованно, как его

Добавить комментарий для Влад Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *