News Politics

Политическая ситуация в мире и аналитика событий

Социальный расизм

Author: 5 комментариев

Существующая проблема – это проблема двух народов, которые проживают на территории одной страны и тихо (пока тихо) ненавидят друг друга. Социальный расизм.

Давайте вспомним историю. Пётр I решил догнать Запад. И ладно бы, если бы он привёз только технологии – дворянам и боярам было велено соблюдать западный политес, носить европейскую одежду и т.д.

Цель-то у императора была благая – дворянство перекуётся и понесёт в народные массы культуру, технический прогресс и просвещение.

А что получилось в итоге? Получился социальный раскол, которые рассёк единый прежде народ на две части. И раскол этот только углублялся, пока не закончился октябрём 1917 года.

Вот какой наказ в 1906 году написали крестьяне деревни Куниловой Тверской области:

Если Государственная дума не облегчит нас от злых врагов-помещиков, то придется нам, крестьянам, все земледельческие орудия перековать на военные штыки и на другие военные орудия и напомнить 1812 год, в котором наши предки защищали свою родину от врагов французов, а мы — от злых кровопийных помещиков.

Почему русские крестьяне начали воспринимать дворянство, как иноземных захватчиков? Люди имущие сами отделили себя от остального народа, стремясь стать «иным народом» — по-иному одеваться, говорить, учить своих детей в школах для «своих», говорить преимущественно на французском языке и т.д.

Вот что по этому поводу писал А.С. Грибоедов:

Если бы каким-нибудь случаем сюда занесён был иностранец, который бы не знал русской истории за целое столетие, он, конечно, заключил бы из резкой противоположности нравов, что у нас господа и крестьяне происходят от двух различных племён, которые еще не успели перемешаться обычаями и нравами.

Социальный расизм

А вот что написала в журнале «Экономист», в 1906 году, группа московских миллионеров, которая поддержала Столыпинские реформы:

Мы почти все за закон 9 ноября. Дифференциации мы нисколько не боимся. Из 100 полуголодных будет 20 хороших хозяев, а 80 батраков. Мы сентиментальностью не страдаем. Наши идеалы — англосаксонские. Помогать в первую очередь нужно сильным людям. А слабеньких да нытиков мы жалеть не умеем.

Либеральная интеллигенция примкнула к капиталу и аристократам, поскольку там кормят лучше, а все страдания о судьбе простого народа превратились в борьбу за персональный кусок пирога, за возможность принадлежать к элите.

Вот что писал достаточно левый философ Н.А. Бердяев:

Культура существует в нашей крови. Культура — дело расы и расового подбора. Просветительное» и «революционное» сознание затемнило для научного познания значение расы. Но объективная незаинтересованная наука должна признать, что в мире существует дворянство не только как социальный класс с определенными интересами, но как качественный душевный и физический тип, как тысячелетняя культура души и тела. Существование «белой кости» есть не только сословный предрассудок, это есть неопровержимый и неистребимый антропологический факт.

Как вам? А ведь это уже самый настоящий расизм. Есть высшая раса, «белая кость».

Социальный расизм

Какой там классовый подход? Это уже не просто богатые и бедные – это два народа. «Высшие» презирают «низших» не потому, что у «простого народа» иное имущественное положение, а потому, что они вовсе другой «низший» народ.

Нужно сказать, что этот «простой народ» очень долго не мог понять, что в стране господствует элитный расизм, а все проблемы объяснялись элементарным сословным эгоизмом. Большевики очень быстро «скумекали», как можно использовать сложившуюся ситуацию. Революция в России случилась совсем не по Марксу и Энгельсу – в гражданской войне бился не один народ, а две части расколотого народа. И бились, как два чужих народа.

При этом один народ считал другой предателями и отщепенцами, и виноваты в этом те, кто объявил себя «белой костью», т.е. «высшей расой». Потому и была та война такой беспощадной. Классы были не столько классами, сколько двумя отдельными враждебными расами, между которыми только презрение и ненависть. Разная история и невозможность совместного будущего.

Чему и кого научила история? Посмотрите на Украину – «ватники» и «свидомые». А раньше был один народ. Разве дело в языке? Расизм в полный рост. Два народа (вне зависимости от языка и национальности), которые уже не соединить, поскольку «свидомые» никогда не признают «ватников» равными себе.

А в России сейчас разве не так? Снова появилась «белая кость» и «быдло». С первого дня перестройки началось внедрение национал-социал-дарвинизма – «высшая раса» имеет право жить за счёт «низшей расы». Украсть у «ватников» — это не украсть, а проявить предприимчивость, отделиться, показать своё превосходство, жить по своим законам.

Социальный расизм

Богатые уже осознают себя отдельным и особым народом, новыми русскими – почитайте в интернете их рассуждения о собственном величии и исключительности. У них свои школы, свои любимые режиссеры, своя литература и свои писатели. Другие идеалы и ценности. Самое интересное, что эти «новорусские ценности» далеки не только от традиционного российского представления о хорошо и плохо, но так же далеки и от «цивилизованного запада», где их откровенно презирают.

В России уже цветёт и смердит самый настоящий социальный расизм. И если «новые русские» уже осознают себя отдельным привилегированным народом, то живущие «снизу» только пытаются понять «почему». Почему великая страна не ценит ни хрена.

Раскол ещё не принял необратимого характера, но мы уже балансируем у точки не возврата. Два совершенно чужих народа не смогут жить вместе на одной территории. Да ещё когда новая «белая кость» ведёт себя не просто беспардонно, а откровенно нагло и агрессивно.

Тут ничего не поделаешь, но определённый уровень материальной жизни ведёт к формированию сходного уровня культуры и мировоззрения в социальной группе, отношения к истории, окружающим людям, к государству. И когда либералов называют предателями – это не совсем верно. Они не считают себя предателями, поскольку они другой, избранный, народ, которому Бог определил решать судьбу быдла.

А ещё один маленький нюанс – новая «белая кость», в своём большинстве, появилась после приватизации или настоящего фактического разграбления общего имущества.

Потому господа экономисты совершенно не правы – экономические проблемы народ действительно может терпеть долго, а вот будет ли он терпеть агрессивный расизм?

Кстати, сегодня социологи говорят, что «в обществе велик запрос на справедливость». Это общество ещё не осознало, что случилось. Справедливости нет и не будет, пока не будет единого народа. Или одного народа на территории России.

Предыдущая статья

Северный широтный ход

Следующая статья

Русско-Японская война кратко

5 комментариев

  1. А существовавшие сословные ограничения — да, это именно социальный расизм.
    Когда в одной стране фактически два народа — господа и мужики.
    Для них разные школы, больницы и суд, и даже ходить они обязаны по разным сторонам улиц.

  2. Для сравнения, а оно в диалоге с приверженцами русофобско-космополитизма, обязательно, рассмотрим большевистский социальный расизм при формировании командирского состава РККА.

  3. Эту бациллу питает и делает на редкость жизнеустойчивой социальный расизм — подлинная идеология победившего Майдана, согласно которой украинское общество делится на успешное и креативное меньшинство, идущее в Европу, и «совковое быдло», тянущее страну назад.

  4. Последняя категория объективно неравна прогрессивной менеджерской «элите», поэтому её надо лишить равных прав с «геноцидами нации» (выражение экс-президента Виктора Януковича о «лучших людях Украины»).

  5. Согласитесь, социальный расизм там цветет и пахнет, а вот с тем, что Но в иных случаях эти 600 тысяч могли бы пойти за честным, умным, идейным… — ну никак не могу сошласится, увы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *