News Politics

Новости политики и аналитика

Морской старт плавучий космодром для запуска ракет

Author: Комментариев нет

Один из самых интересных и революционных международных космических проектов конца XX века «Морской старт» перешел в частные руки.

Крупнейший частный российский авиаперевозчик S7 Group выкупил у группы Sea Launch примерно за 160 млн долларов активы плавучего космодрома «Морской старт»: корабль Sea Launch Commander, морскую стартовую платформу Odyssey и наземный комплекс в базовом американском порту Лонг-Бич.

Одни поспешили назвать главу и совладельца S7 Владислава Филёва недальновидным бизнесменом (в последнее время «Морской старт» приносил только гигантские убытки), которого обвели вокруг пальца, всучив некондицию, другие тут же окрестили русским Илоном Маском. На самом деле и те и другие далеки от истины.

Партнеры и друзья отзываются о Владиславе как о предпринимателе, который дотошно просчитывает все риски. Вот и на встрече с «Популярной механикой» Владислав Филев ни на минуту не выпускал из рук карандаша: рисовал схемы, подсчитывал и выдавал по памяти огромный массив цифр. А говорили мы с ним о плавучих космодромах, ракетах-носителях, будущем космонавтики — в общем, о том, о чем мечтали в детстве.

Владислав Филев имеет к космонавтике самое непосредственное отношение: после окончания Военного инженерного института имени А. Ф. Можайского (сейчас Военно-космическая академия) с 1985 по 1993 годы служил в ракетных войсках стратегического назначения в должности военного инженера. И на вопрос о том, считает ли он хорошей идеей приобретение «Морского старта», не раздумывая, отвечает: «Для нашей страны это идея гениальная. Потому что у нас нет территорий для наземного космодрома на экваторе».

При старте с экватора космическая ракета может поднять на орбиту больше полезной нагрузки, эффективно используя скорость вращения Земли. Запуски «Морского старта» производились из экваториальной зоны в Тихом океане вблизи острова Рождества. Первый коммерческий запуск состоялся в октябре 1999 года, последний (на сегодняшний день) — в мае 2014-го.

Морской старт плавучий космодром

Само появление такого проекта, как «Морской старт», можно назвать чудом. С падением «железного занавеса» наша страна очень хотела выйти на мировой рынок космических запусков. Мы обладали колоссальным опытом вывода грузов на орбиту, но ничего не знали о функционировании этого рынка. Кроме того, на Западе нам не очень доверяли, а при упоминании о военной нагрузке вообще прекращали разговор. С другой стороны, США стремительно проигрывали в коммерческих запусках французской компании Aerospatiale, выводящей спутники при помощи ракет-носителей Ariane из района экватора.

У американцев не было ни подходящей ракеты-носителя, ни экваториального космодрома. Когда генеральный директор ракетно-космического концерна «Энергия» Юрий Семенов предложил компании Boeing совместную реализацию проекта «Морской старт», это неожиданно нашло поддержку на всех уровнях. Невероятно, но этот фантастический замысел объединил сразу четыре страны: Россию, США, Норвегию и Украину, которые сейчас просто невозможно усадить за один стол. Причем каждая сторона была незаменима.

Украина поставляла «Зенит-3SL» — морскую модификацию самой совершенной на тот момент ракеты-носителя «Зенит-2». Этот комплекс создавался как оружие последнего дня: в чрезвычайной ситуации, когда из строя выведены все спутники, он мог запускать ракеты через каждые 2−6 часов, быстро восстанавливая орбитальную группировку. «Зенит» единственный в мире был способен в автоматическом режиме выполнять предпусковые операции и непосредственно старт — а это необходимое условие для запуска с морской платформы, ведь там не должно быть людей.

Самая современная на тот момент система управления определяла положение ракеты в пространстве и выбирала оптимальную траекторию. Уникальные свойства можно перечислять долго. Так как создавали «Зенит» для военных нужд, главным разработчиком было назначено днепропетровское КБ «Южное», а изготовителем — «Южный машиностроительный завод», специализировавшиеся в СССР как раз на боевых ракетах.

Норвежская компания Kvaerner изготавливала морскую часть — сборочно-командное судно Sea Launch Commander и уникальную самоходную погружаемую стартовую платформу Odyssey. Платформа была перестроена из самоходной нефтедобывающей платформы Ocean Odyssey, которую спустили на воду в Японии в 1982 году. Шестью годами позже она сгорела в Северном море и была отстроена заново.

РКК «Энергия» делала для «Зенит-3SL» разгонный блок ДМ-SL и отвечала за монтаж стартового комплекса на платформу Odyssey на Выборгском судостроительном заводе (за основу был взят наземный стартовый комплекс «Зенита» на Байконуре). Помимо этого Россия
поставляла в Днепропетровск около 70% комплектующих, включая лучший в то время ракетный двигатель первой ступени РД-171.

Компания Boeing, решавшая все вопросы маркетинга и поиска зарубежных заказчиков, разработала и изготавливала носовой блок полезного груза с обтекателем. Западные заказчики как огня боялись утечек секретных технологий. Отсек полезного груза собирался в здании берегового комплекса в порту Лонг-Бич без доступа российских специалистов и герметично запечатывался. Только после этого он стыковался с ракетой-носителем, которая морем доставлялась в Лонг-Бич из украинского Николаева.

Мы перечисляем все это настолько подробно, чтобы дать хотя бы поверхностное представление о беспрецедентной сложности международной кооперации в проекте «Морской старт», первоначальные расходы на который превысили 3,5 млрд долларов. Тем не менее компании не удалось обеспечить рентабельность проекта, и в 2009 году она обанкротилась, почти все акции выкупила РКК «Энергия» и после многочисленных попыток реанимации продала проект Владиславу Филеву.

Морской старт плавучий космодром для запуска ракет

Главная проблема нынешнего «Морского старта» не в маркетинге, а в том, что ракета-носитель производится на Украине и заменить ее невозможно: «Зенит-3SL» подходит к стартовому комплексу как ключ к замку. Однако оптимист Филев считает это удачей: если бы Россия с Украиной не поссорились, его бы к этому комплексу и близко не подпустили. Для S7 Group «Морской старт» — входной билет в космический бизнес. Вход в тему за такую небольшую сумму — это удача.

«Я из поколения, которое делало ракеты и огромные космические системы, — говорит Владислав, — и мне будет обидно, если после нас потомкам останется только iPhone». Благотворительностью покупку космодрома он не считает, а рассматривает ее как коммерческий проект, перечисляя аргументы. Первое — это наличие готового, очень современного даже по сегодняшним меркам стартового комплекса. Второе — существование серьезного задела. Третье — отсутствие тяжелой ракеты в стране. России все равно нужно выводить грузы на орбиту, особенно гражданские — военные забрасывает сверхдорогая «Ангара». Научные и коммерческие задачи надо будет решать по‑другому.

В отношении «Зенитов» Владислав Филев придерживается осторожного оптимизма. Да, «Морской старт» заточен строго под «Зениты», и производить их могут только в Днепропетровске. Но космическая тематика всегда была в стороне от политики. Например, какими бы натянутыми ни были отношения между СССР и США, сотрудничество по космическим программам не прекращалось никогда. «Космос может оказаться той самой ниточкой, которая будет связывать Россию и Украину, — улыбается Филев, — я надеюсь, что он останется той отраслью, где кооперация еще возможна».

Другой довод Филева — семейство ракетных двигателей РД-171, которые производят в Химках на НПО «Энергомаш» по сложнейшим технологиям Rocket Science. Разработанный в конце 70-х, этот двигатель и сейчас вне конкуренции, недаром же американцы ставят созданные на его основе двигатели РД-180 и РД-181 на свои ракеты-носители: США до сих пор не могут разработать аналогов. Собственно, сейчас Штаты и являются единственным заказчиком этого семейства: у России после распада СССР нет своего носителя под передовой ракетный двигатель. Американцы периодически грозят прекратить закупки. И если это произойдет, России надо будет либо закрыть завод, либо договориться с Украиной, считает Филев. Да и у Украины тоже нет альтернативы.

К копированию «Зенита» на российских предприятиях Филев относится скептически. «Зачем повторять ту же самую ракету через сорок лет? — усмехается он. — Все равно потребуется заложить новые элементы и решения, которые позволили бы новой ракете быть лучше, дешевле, эффективней. Я считаю, что наша страна обречена делать ракеты. Однако нельзя оставить комплекс и ждать, когда сделают новую ракету, по трем причинам. Первое — мы потеряем технологии. Второе — людей. Третье — когда мы наконец сделаем ракету, рынок будет занят. «Зенит» для нас ключевой элемент, который не позволит вытеснить нас с рынка».

Морской старт плавучий космодром для запуска ракет

Владислав Филев не любит сравнения с Илоном Маском и не разделяет его увлеченность многоразовыми ракетами. Мы уже это проходили: и боковые ускорители «Энергии» изначально проектировались как многоразовые, и тот самый легендарный РД-171 сконструирован на двадцать включений. С точки зрения экономики все это не работает. В двигателе после возвращения многое надо менять — и сопло, и камеру сгорания. Остается только насос высокого давления. И если посчитать, то он не стоит затрат на возвращение. С другой стороны, Филев считает, что одноразовую ракету-носитель можно сделать сильно дешевле.

Стоимость изготовления немцами первоклассного редуктора с точностью в 20 мк (в 30 раз тоньше человеческого волоса) мелкосерийным способом сейчас составляет 50 евро за 1 кг. Стоимость современного авиадвигателя, например CFM56, — 4000 долларов за 1 кг. А ракетный двигатель производится по цене около 1000 долларов. Владислав Филев считает, что если их производить не мелкой серией, а на потоке, то стоимость можно опустить до 500 долларов и ниже. «Для этого надо делать стандартный продукт, производить ракеты, как пирожки. — Филев тщательно подыскивает слова. — Нам нужен ракетный Т-34. Который никто не победит. Нам незачем соревноваться с американцами в возвращаемости, нам нужны пирожки с ракетными двигателями».

Морской старт плавучий космодром для запуска ракет

Гибридные гиперзвуковые воздушно-реактивные двигатели SABRE будут использовать кислород из воздуха при полете в нижних слоях атмосферы и жидкий — из топливных баков — на высоте. Разработчики из Reaction Engines Ltd. планируют устанавливать их на космопланы Skylon, которые смогут достигать орбиты на одной ступени и в разы дешевле, чем сегодня.

Но это все настоящее. Когда мы начинаем говорить о будущем, глаза Филева загораются. После Вернера фон Брауна нового пока ничего не придумано, считает он. Даже революционные МиГ-25 были сделаны в далекие шестидесятые. Сегодня самолеты стали чуть надежней и экономичней, но рывка в характеристиках не произошло. В ракетостроении все даже хуже: ракеты не стали ни экономичнее, ни надежнее, но значительно подорожали. Почти все современные разработки базируются на идеях, выдвинутых еще Вернером фон Брауном. Но есть в мире один эксперимент, который может стать революционным, уничтожить разницу между ракетой и самолетом.

Почти четверть века назад три инженера в Rolls-Royce выдвинули идею принципиально нового двигателя Synergistic Air-Breathing Rocket Engine, SABRE, который работает на первом этапе как турбореактивный двигатель, используя в качестве окислителя забортный воздух. На втором этапе полета он действует как прямоточный. И на третьем — как обычный ракетный двигатель, используя внутренний бортовой окислитель. Не получив поддержку в Rolls-Royce, они основали свою компанию Reaction Engines и принялись за разработку.

По мере готовности отдельных технологий супердвигателя росли и инвестиции в проект: сначала правительство Великобритании, потом British Aerospace, затем, говорят, Пентагон. Еще недавно основатели Reaction Engines говорили, что первый полет планируется на 2029 год. Сейчас называют уже 2024 год. Этот самолет будет выводить на круговую орбиту 1300 кг. Вот это и есть возможное будущее.

Предыдущая статья

Почему затопили космическую станцию МИР

Следующая статья

Вынос Сталина из мавзолея

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *